В.К. Шабельников. Гео-биосферная детерминация социальных процессов и конфликтов

(сокращенный вариант статьи)

1. Образы субъектности

Формы мышления и сознания людей, традиции народов, экономические структуры и политические кризисы тесно вплетены в единое космо-биосферное движение, являются внутренними частями общего биосферного цикла. Социально-психологические процессы у разных народов представляют собой форму приспособления их деятельности к конкретным условиям биосферы целостной, самоорганизующейся и самоуравновешивающейся системы.

В европейской традиции существует представление, что человек вышел из биосферной регуляции и подчинен в своих поступках особым социально-экономическим законам или силам своего разума, якобы уже не зависящим от напряжений биосферных циклов. Биосфера как будто противостоит людям и обществу как внешний объект, который разрушается или сохраняется деятельностью людей. На самом деле как биологическое существо человек не вышел и никогда не выйдет из биосферных циклов. И в глобальных политических процессах, и в устройстве, и физиологических циклах своего организма, и в поступках отдельных людей человек является лишь частью целостной социально-биосферной системы, определяющей и организацию нашего разума и логику экономических процессов. Даже социально-политические процессы развертываются в организованном поле физико-биологических напряжений биосферной структуры планеты.

То, что социальная деятельность наиболее наглядно и зримо проявляется в экономических процессах, стало основанием мифа, представляющего именно экономику базисом и субъектом организации всех деятельностных процессов (культурных, психических, политических). Миф этот охватил в XIX-XX веках умы многих мыслителей Запада и России. Он не был только марксистcким.

К. Маркс, как и другие философы Европы, был увлечен размахом и энергией экономической системы Запада. Он проследил логику детерминации сознания производством и сумел представить развитие социальной системы по логике ее внутренних противоречий. Но в своей теоретической схеме Маркс приписал экономическим процессам статус первичных и независимых от природы в целом. Увидев в экономике как бы самодвижение, он придал ей логический смысл заместителя Бога как источника развития общества. Маркс поставил экономический «базис» на логическое место, которое в концепции Гегеля занимал «абсолютный дух», а у Николая Кузанского ? Бог. Подобно Богу, экономике были приданы способности самоорганизовываться и продуцировать из себя духовно-психическую реальность. Космос, представлявшийся восточными и древнегреческими мыслителями как единый Субъект, был урезан философами-экономистами до размеров рыночной системы.

В марксизме не получил выражения важнейший момент вторичности любых социальных процессов по отношению к порождающей их космо-биосферной системе, определяющей развитие этих процессов в их глобальной направленности. Маркс отделил экономику от детерминирующих ее природно-космических сил, описал общество как замкнутую систему, потерявшую после отрыва от мировой природы реальную механику своего управления.

Мотив отделения человеческой деятельности от ее природной детерминации имел глубокие социально-исторические корни. Уже история Ветхого Завета была наполнена борьбой последователей Яхве с религиями народов, видевших основы своей духовности в окружающей природе и выражавших это в культах плодородия, в поклонении природным богам. Противостояние культам природы сплачивало кочующее племя, вынужденное жить среди земледельческих народов, одухотворявших природу, позволяло ему сохранять свою целостность и самобытность . Мотив противопоставления божественно-духовного и природного начал человека нашел затем свое развитие и в христианстве, организуя психологическое противостояние личности соблазнам окружающего мира.

Еще одним толчком противостояния человека природе как чуждой реальности, лишенной живой субъектности, стали события Нового времени, пробудившие в европейцах амбиции хозяев мира, якобы призванных владеть природой как средством насыщения своих потребностей. Природа же стала восприниматься как материя, подчиненная силе человеческого разума. Эти мотивы, выраженные Ф. Бэконом, стали предметом особой гордости людей, мечтавших видеть себя не порождением природных сил, а субъектами собственных волевых устремлений.

«Природа не терпит пустоты». На место природы, отстраненной от управления общественными процессами, В.И. Ленин и его соратники поставили «сознание революционеров», придав ему статус силы, способной по своему желанию построить и новую экономику, и новое сознание масс и нужное им общество. В этом оптимизме отразились идеалы эпохи Реформации, возникшие на соединении иудейских и христианских представлений о богоподобии человека с механистическим пониманием устройства мира и человека. Общество стало выглядеть как большая машина, ждущая своего умелого водителя.

Понимание Марксом производства, рынка, экономики как автономной, саморазвивающейся и детерминирующей человека системы выражает скрытое противоречие в образе субъекта деятельности. С одной стороны, такое понимание позволяет рассматривать людей детерминированными, видеть в экономической системе грандиозную систему, включающую человека в качестве движимой песчинки. Но с другой стороны, такое представление позволяет реализовать претензии самого человека на роль субъекта истории. Ведь экономическая система не так уж недоступна как Бог, которого и не ощутишь, и не представишь, и не подчинишь своей воле. Кому-то экономика представляется в функции Бога, а для иных она – вещь вполне управляемая, реформируемая и подчиненная воле. Реформирование современной России на основе философии “экономического базиса” реализует сходную позицию, за которой тоже стоят мотивы покорения мира.

Стремление к богоподобности, хотя и несет с собой ориентацию на идеалы прекрасного, вместе с тем выражает боль противостояния природе. Сопоставление себя с Богом реализует протест людей против необходимости подчиняться отчуждающимся от них природным условиям жизни.

Можно было бы не останавливаться на странности идей, заменивших детерминирующее пространство космоса и гео-биосферы узким кругом экономических процессов. Однако миф “экономического базиса”, лежавший в основании реформ России в XIX?XX столетиях, не менее жестко проявляет себя и в XXI веке. Сегодняшние усилия реформировать страну также сосредоточены именно на экономической стороне проблемы. Противостояние двух образов субъектности ? подчинение силе космического субъекта, управляющего нами, или же признание за человеческими индивидами функций субъектов деятельности предполагает разную стратегию жизни. Ценности демократии как участия народа в управлении государством могут возникать лишь в том случае, если люди принимают на себя функции субъектов управления обществом. Противостояние образов субъектности “субъект — это человек” или “субъект — это космос” имеет выраженную географическую детерминированность. Личность как субъект преобразования мира продукт западной цивилизации. Покорное признание космической детерминированности судьбы — традиционная позиция Востока. Россия, находящаяся в зоне взаимодействия Запада и Востока, переживает всю сложность соединения этих противоположных тенденций.

Но материальная природа едина, и ее субъектные способности лишь проявляются на разных уровнях организации — от космоса в целом, до общества и отдельного человека, получающего свои субъектные свойства от той же природы. Противоречие между субъектностью природы и субъектностью личности — это лишь внутреннее противоречие в организации единого космического Субъекта, частью которого мы являемся, а вовсе не противостояние изначально раздельных субъектов: “человек и природа”, “человек и общество” или “человек и Бог”. Истоки формирования различных субъектных качеств у представителей разных народов следует искать в особенностях природы, детерминирующей становление личности человека.

Похожие записи
Оставить комментарий

Свежие комментарии