Верещагина А.А. Деловой текст как инструмент социализации личности

Социализация личности — сложнейший процесс, интегрирующий большое число составляющих, в том числе — решение «вечного» вопроса: что на что влияет: «внешние» факторы на «внутренние» или наоборот. На сегодняшний день вряд ли возможно однозначное решение данного вопроса, поскольку по своей сути он напоминает вопрос «что первично — яйцо или курица?».

Существует много точек зрения, в той или иной степени решающий один из аспектов процесса социализации. Одни ученые полагают, что на социализацию личности в большей степени влияют общественные отношения  и исследуют социальные функции общения, другие подчеркивают не менее важные психологические функции и роль общения в развитии психических процессов и форм психической деятельности человека.

Социализация неразрывно связана с представлениями о личности и о характере ее связей с обществом. Г.М.Андреева трактует социализацию как усвоение индивидом социального опыта путем включения в социальную среду и воспроизведение системы социальных связей и отношений (Г.М.Андреева, 1986), в социальной психологии установилось понимание социализации как  «процесса активного усвоения индивидом ценностей и норм общества и формирования их в систему социальных установок, которая определяет позиции и поведение индивида как личности в системе общества» [Социальная психология / Под ред. А.Л.Журавлева, 1967].

С психологических позиций важен тот вклад, который вносит сам индивид в процесс социализации в силу своих собственных психологических способностей и особенностей, то есть индивид выступает как активный субъект процесса. Результат социализации будет зависеть от уровня развития когнитивной сферы личности, от способностей адекватно и критично воспринимать и осмысливать явления действительности, влияние социального окружения, которым подвергался человек.

Социально-психологическая сторона процесса социализации позволяет выделить те институты общества, которые осуществляют сам процесс. Эти институты различны по социальному статусу: официальные учреждения общества (государства) и неформальные институты. Человек оказывается объектом воздействия. Причем как сам человек, так и институты социализации изменяются в течение жизни индивида. «Процесс социализации продолжается в течение всей жизни человека, даже если в старости он приобретает иногда регрессивный характер» [Социальная психология / Под ред. А.Л.Журавлева, 1967].

По мнению Дюркгейма [Durkheim E.,1995], базовые категории, через призму которых человек воспринимает мир, отображают групповые представления и устройство общества, лишают беспорядка социальные отношения и таким образом воспроизводят социальные солидарности. Основой этого тезиса является предположение, сформулированное  в античной общественной мысли о взаимной обусловленности форм  знания и общества. В неомарксизме существует другой взгляд на проблему текстообразования — формы знания используются доминирующими группами для навязывания другим собственных интересов и сохранения (или завоевания) властных позиций, а не только способствует воспроизводству коллективного целого. С этой точки зрения, анализ текстообразования в социуме направлен на то, чтобы обнаружить отношения господства и подчинения, которые являются сутью содержания идеологии как формы социальной репрессии. В том и другом случае, общественное сознание рассматривается как реальность, а язык и текст являются институционализированными образованиями.

Маркеры социальной принадлежности являются отличительной чертой разных текстов.  В рамках одного и того же языкового сообщества существует множество языков разных  социальных групп. Социальные границы речи являются важным компонентом  в воспроизводстве вертикальной мобильности. Официальный язык, как правило, близок языку «высших» слоёв общества, «массы» используют разговорный язык. Профессиональным сообществам присуще стремление к локализации языка. Это позволяет ограничить доступ в эти группы «случайных», «чужаков». Кроме того, использование профессионального языка подчёркивает привилегированность высокооплачиваемой группы, особенность обладающих престижем профессионалов [Bourdieu P., 1992].

Во многих случаях, языковая компетентность является показателем социального статуса. В современном обществе, где письменное слово доминирует над устным, деловой текст можно рассматривать как  субъект социального воздействия. В  работах Р.Барта вводится понятие «письма», под которым подразумевается «опредметившаяся в языке идеологическая сетка, которую та или иная группа, класс, социальный институт и т.п. помещает между индивидом и действительностью, понуждая его думать в определенных категориях, замечать и. лишь те аспекты действительности, которые эта сетка признает в качестве значимых» [Барт Р., 1994].

Представляется логичным и оправданным взгляд на понятие письма М.Серто [Серто М.,1997], который понимает его как целенаправленную, последовательную и регулируемую практику по производству орудий освоения и систематизации окружающего пространства, то есть процесс рационального упорядочивания мира. Этот процесс, по мнению М.Серто, может обеспечиваться тройственной системой: текст-орудие-человек. Текст — это «мысленный порядок», в качестве которого выступают, в первую очередь закон, моральные правила, стандарты поведения, «нормативы» внешнего облика человека. Орудия — это книги (от гражданского кодекса до романа) и предметы быта, которые как бы «подгоняют» поведение и мысли людей под установленные образцы, преобразующие людей в соответствии с представлениями  о норме. В схеме М.Серто человеку отводится пассивная роль. Если не вдаваться в терминологический и методологический спор, то, в целом, идея отражает взгляд на текст как на инструмент социализации.

В обществе, как только текст начинает рассматриваться в качестве социального объекта, взаимодействующего со своей аудиторией, то для его анализа оказывается недостаточным изучение высказывания или сообщения самого по себе, без учета взаимных ориентаций участников коммуникативного процесса и социального контекста, или коммуникативной ситуации. Можно сказать, что влияние на общество в некоторой степени зависит от содержания деловых текстов. Это позволяет, в свою очередь, предопределять общественно-историческое развитие и, сообразно его нормам,  устанавливать, контролировать соответствие  личности  и её социальной роли.

Социальный контекст, в рамках которого осуществляется процесс коммуникации, влияет и предваряет восприятие человеком смысла сообщения. Более того, тексты могут восприниматься как лишенные смысла, если отсутствует социальный контекст. Например, фраза «Предъявите Ваши документы!», сказанная поваром, может расцениваться как угодно, но только не в своём прямом значении, привязанном к области правовых отношений. Теория речевых актов подтверждает это положение. Согласно её концепции, фразы, произносимые человеком, — это не только описание положения вещей и констатация фактов. Основная цель и  предназначение этого процесса — оказание влияния, воздействие на социальную реальность: просьба, рекомендация, предостережение, убеждение и т.д. Если речевое действие соответствует установкам и традициям  общества, которое связывает это высказывание в социальной ситуации с достижением результата, то оно является эффективным. Следовательно, в целях достижения однозначного толкования семантики, заложенной в высказывании, необходимо учитывать конкретную ситуацию. Конситуация (или социальный контекст) включает в себя инъюнктивные нормы и сценарии, которые указывают людям на приемлемое и ожидаемое поведение, релевантное действию, заложенному в высказывании. Данные нормы и правила предопределяются статусной позицией и ролью участников коммуникативного акта.

Похожие записи
Оставить комментарий