Контактная импровизация как средство танцевально-двигательной терапии

По материалам диссертации Адвоа Лемьё (Adwoa Lemieux) на соискание степени магистра гуманитарных наук в области танцевально-двигательной терапии, Институт Наропы, Боулдер, Колорадо, 1988

Целью работы Адвоа было представить форму контактно-двигательной терапии (КДТ), подчеркнуть важность контакта в танцевально-двигательной терапии (ТДТ), необходимость для терапевта, находясь во взаимодействии с клиентом, быть в контакте с самим собой.

Адвоа родилась и выросла в Африке, в Гане, где «танец тесно вплетен в повседневную жизнь». Она училась в университете штата Юта, на отделении танца модерн. Потом встретилась с Мэриэн Маккена, которая была танцором контактной импровизации (КИ), и та ее пригласила в партнеры. Спустя полтора года они создали небольшую группу, которая занималась КИ.

Она обнаружила, что по мере практики КИ ее принципы внедряются в жизнь. КИ стала практикой «исцеления и личностного роста». То же самое она наблюдала и в своих студентах. Они менялись. Они чувствовали себя лучше в своих телах и во взаимоотношениях с другими людьми. Это вдохновило ее как танцтерапевта использовать эту практику более глубоко.

Она стала замечать параллели между своими клиентами и студентами. И она заметила, что шаги, или основные стадии, были общими. Она начала использовать свой опыт танцора КИ в работе с клиентами. Не обязательно это был физический контакт. Это могла быть, как Адвоа это называет, «чувственная энергетическая связь».

Она заметила, что метод совмещения ТДТ и КИ дает хороший эффект для групп пациентов с самыми различными проблемами.

Она пишет: «Взаимодействие терапевт-клиент в сессии ТДТ во многом параллельно взаимодействию в контактном дуэте. Форма КИ предлагает богатый источник ресурсов для танцтерапевтов».

«Поскольку я танцую КИ в течение восьми лет, и одновременно практикую ТДТ, я хочу поделиться своим опытом того, как я достигла связи этих двух форм в своей практике терапевта и контактника.

За годы моей практики КИ я наблюдала внутренний рост и повышение уровня самопознания как в себе самой, так и в моих студентах. Работа поднимала вопросы близости, личной силы, зависимости/независимости, границ, взаимодействия, контроля, вопросы, связанные с весом, поддержкой, доверием, риском и отпусканием (приятием). И эти же вопросы вставали перед моими клиентами, с которыми я работала в сессиях ТДТ.

Я обнаружила общие черты и отличия в этих двух формах. Очевидно, что эти формы взаимно обогащают друг друга.

Как танцтерапевт, я обнаружила, что контактный дуэт поддерживает мою работу. Я использую форму КИ в моей практике. Я чувствую, что это часть моего стиля.

Что такое Контактная Импровизация? С точным определением всегда были трудности. Стив Пэкстон: «Когда в 1972 группа танцоров начала работать в КИ, это было исследование возможных способов взаимодействия через прикосновение. Движение, которое при этом получалось, было нерациональным, интуитивным, и приводило к непредвиденным ситуациям и положениям». «КИ — это не какая-то установленная форма с четким движенческим словарем; это подход к движению, в котором студенты движутся, руководствуясь импульсами и интуицией. Сознание при этом начинает наблюдать, свидетельствовать тело и чувство движения». «КИ тесно связана с такими формами близкого парного взаимодействия, как объятья, борьба, боевые искусства, и включает спектр движения от неподвижности до сложных атлетических элементов. Такие крайние формы диктуют определенный способ движения: расслабленный, в постоянной осознанности и готовности, постоянно в потоке. Основной фокус — что партнеры постоянно остаются в физическом контакте, разделяя вес, сосредоточившись на физических законах, связанных с массой: гравитация, скорость, инерция и сцепление. Они не стремятся достигнуть какого-то результата, скорее, встречаться с постоянно изменяющейся физической реальностью, с ее пространством и энергией». Нэнси Старк Смит сказала, что «определение здесь в действии».

В КИ нет четких техник, есть как бы ведущие линии, ключевые точки, которые помогают начинающим контактникам учиться отдаванию веса, ощущению гравитации, дезориентации, обеспечению безопасности для себя и партнера при падении, спиралях, расслаблении. На самом деле сама форма является учителем. Каждый учится ей с помощью своего собственного тела, накапливая информацию в каждом танце, с каждым новым партнером. Учитель лишь направляет этот процесс.

Что такое ТДТ? «Психотерапевтическое использование движения как процесса, который влечет за собой физическую и психическую интеграцию личности. Это вызывает изменения в чувствах, сознании, физическом функционировании и в поведении» (из манифеста Американской ассоциации ТДТ). «Танцтерапевт сочетает вербальную и невербальную связь, чтобы способствовать выражению клиентом чувств, участию в человеческих взаимоотношениях, повышению самоуважения, развитию более реалистичного образа тела и достичь посредством этого чувства релаксации и удовольствия».

Я хочу сравнить эти две формы, рассматривая, как в каждой из них используются такие аспекты как прикосновение, поддержка, и каким путем достигаются изменения.

За годы практики и преподавания КИ я часто слышала: «Возможно, это не терапия, но это, несомненно, терапевтично». Партнер в КИ откликается на движение своего партнера. Обратная связь мгновенна, непосредственна и телесна. Это сенситивные взаимоотношения, в которых каждый из партнеров осознает одновременно себя и партнера, создавая диалог, разговор. Через это осознание что-то случается. Часто при помощи телесной чувствительности и осознанности оба партнера попадают туда, где они еще не были, в новое место. Что-то меняется и на физическом, и на эмоциональном уровне.

Основное различие КИ и ТДТ — в форме отношений. В одном случае мы имеем дело с партнером, в другом — с пациентом или клиентом, т.е. имеют место разные формы контракта.

Контракт

В терапевтической ситуации существует некая форма контракта между терапевтом и клиентом. Это разрешение, или позволение для терапевта на терапевтическую работу с этим человеком, включая его личную историю, эмоциональные состояния и т.д. А пациент (клиент) в свою очередь имеет позволение на способы обратной связи, а также определенные ожидания на результат от этих взаимоотношений.

Это отличается от контракта, существующего в контактном дуэте. Там контракт состоит в том, чтобы просто оставаться присутствующими, и на большую часть способов взаимодействия. Здесь каждый ответственен в первую очередь за себя, особенно в вопросах безопасности, затем — за своего партнера.
И, хотя контрактом это не оговаривается — поддерживать партнера эмоционально — но такая поддержка в основном имеет место быть. Хотя партнеры часто даже не знают, как друг друга зовут, и им не важно, чем они занимаются в обычной жизни.

Фокус

ТДТ работает с эмоциональными состояниями через движение, и, может быть, использует движение, чтобы проникнуть внутрь и вызвать эмоции и чувства на поверхность. В КИ эмоции также выходят на поверхность и участвуют в движении, однако фокус внимания сосредоточен на контакте. То есть, намерения (интенции) различны, хотя результат не так уж отличается.

«Я увидела, что чем глубже я ощущаю движение, тем более выразительным оно становится, и тем большая ясность появляется при этом» (Мэри Уайтхаус).

Прикосновение

Контактная импровизация основывается на прикосновении.
В КИ прикосновение используется как основное средство коммуникации между партнерами. Большинство людей приходят в КИ именно за прикосновением. Возможно, это потому, что в нашей культуре существует запрет на прикосновение.

Другие культуры не лишают себя в такой степени прикосновений и покоя, поэтому они не нуждаются в этом так сильно. Людям здесь не хватает прикосновений в социальной жизни, и часто даже в семьях между супругами прикосновение связано только с сексом.

Прикосновение является базовой потребностью человека. «Мы созданы в союзе двух тел, и остаемся связанными с телом матери, пока не перерезана пуповина. И даже после рождения, мы нуждаемся в прикосновении, чтобы выжить» (Эшли Монтэгю, «Прикосновение»). Это подтверждают многочисленные исследования. Дети, к которым прикасаются чаще, имеют более высокую способность к выживанию, чем те, кто лишен такого контакта. Дети, которых ласкают и лелеют, вырастают более здоровыми и далее в жизни у них бывает меньше эмоциональных и ментальных проблем. Пациенты, к которым прикасались медсестры, приходили в норму быстрее, нежели те, которые были этого лишены.

Прикосновение воздействует сразу и на тело, и на сознание. Показано, что оно вызывает те же нейронные, гормональные, мышечные и ментальные изменения, которые в комбинации мы называем эмоциями. Глагол «трогать» («быть тронутым») означает быть эмоционально вовлеченным в то, что мы описываем.
В КИ каждый позволяет себе «быть затронутым». Это похоже на ТДТ. Ведь быть затронутым в этом случае означает позволить другому прикасаться к тебе, так и ощущать эмпатию к другому.

Прикосновение оживляет мое тело и дает ему свободу выбора «быть затронутым». Когда меня касаются, я чувствую углубление в мое тело и в мои чувства. Я чувствую возможность новых путей. Кажется очевидным, что существуют каналы, ведущие от поверхности моего тела к самой сердцевине моего бытия. Чтобы танец случился, я позволяю чему-то тронуть меня.

В КИ прикосновение происходит для того, чтобы двигаться вместе. Когда я чувствую прикосновение партнера, я реагирую на него через точку контакта. Это сенситивная, фокусированная работа, в которой задействуются и тело, и сознание.

Это привносит ощущение «присутствия» в мое тело. Я полностью «предаюсь» танцу и партнеру, включаю всю свою сущность в момент танца. Иногда мы лучше осознаем себя, осознав границы своего тела. Здесь в этом помогает подвижное, живое тело партнера, и это вносит в танец (качество удовольствия и игры)

Подобным образом прикосновение используется в терапии. Оно воздействует на более глубинные слои сознания, привлекает осознание клиента в настоящий момент. Но цель (намерение) прикосновения должна быть ясной: «Я забочусь», «Я поддерживаю тебя», «Ты не один», или «почувствуй это». Я направляю внимание клиента в какую-либо часть его тела при помощи прикосновения. Это может быть директивно: «Направляй дыхание в эту часть тела». Прикосновение может дать ясное послание о границе: «Это ты».

Но здесь нужно быть осторожным. Мэри Уайтхаус: «прикосновение таит в себе и ценность, и опасность. Когда вы прикасаетесь к кому-то, вы прикасаетесь к Самости. Вы трогаете не только физическое тело, стоящее перед вами, вы трогаете внешние слои существования, составляющие целостную личность. Вы активируете поток энергий, позитивных и негативных.

Вы вызываете отклики в Бессознательном. Если вы берете на себя смелость прикасаться без понимания того, что это прикосновение может вызвать, то проблемы могут возникнуть раньше, чем вы поймете, что зашли намного глубже, чем намеревались. Это не означает, что вы должны остерегаться; это лишь означает, что крайне важно понимание того, что может вызвать ваше прикосновение». И тут же она добавляет: «Это не о том чтобы сделать правильно или неправильно, и не о том, чтобы быть достаточно мудрым чтобы избегать этого; по-моему, для терапевта глупо этого избегать».

Я не рекомендую прикасаться «только ради того, чтобы прикасаться».

Похожие записи
Оставить комментарий