Т. Гани. Интервью с М. Кузубовой. Лица стёрты, краски тусклы

Наверняка многие из вас, наблюдая по телевизору за министрами, депутатами, акимами, хотя бы раз задавались вопросом: как на властный олимп попали такие серые, невзрачные и безынициативные персонажи? Как считает известный казахстанский психолог, доктор психологических наук Мария КУЗУБОВА, консультирую­щая чиновников разного ранга уже 20 лет, в задачу нынешних политиков быть яркими и харизматичными просто не входит!

— Мария, отчего любое появление парламентариев на публике выглядит комично? Молчит ли депутат, обрушивается ли с критикой или хвалит, напускает на себя солидность или кокетлив — это только забавляет общественность.

Большинство наших депутатов копируют чужой политический имидж, в основном российских политиков, которые активно пользуются услугами профессиональных специалистов по политическому пиару. Но сложно конгруэнтно перенести на себя чей-то образ, ведь это вещь сугубо индивидуальная. Поэтому поведение наших депутатов смотрится театрально-наигранно. Но знаете, два года я работала со средним руководящим звеном партии “Нур Отан” и поняла, что государственным деятелям абсолютно неважно, как их воспринимают люди, у них просто другие критерии успеха. И для большинства казахстанцев, особенно в регионах, носители власти априори не выглядят смешными. Веселят они, возможно, только аналитиков и журналистов, всегда протестную по отношению к власти структуру.

— Если не надо стараться перед электоратом, то почему наши политики выглядят по телевидению скованно и неуклюже? Нет внутренней свободы и непринужденности.

Во-первых, никто из парламентариев не работает над собственным поведением перед камерой. И во-вторых, нет потребности быть легким и непринужденным! Чтобы демонстрировать какие-то эксклюзивные личные качества, нужно обладать сильной личной позицией, которая по принципиальным моментам отличается от генеральной. А у наших ее нет. Кроме того, яркость имиджа предусматривает еще ответственность, которую наши политики тоже стремятся избегать. Проблема косноязычия также объяснима с точки зрения психологии: отсутствие позиции предполагает скорее молчание, чем красноречие. Наши политики готовы прислушиваться к замечаниям только для того, чтобы выглядеть убедительно перед представителями другой культуры. Много усилий у нас уходит на то, чтобы исключить “специфичные” жесты из арсенала политиков. Вот смотрите, наши политики любят заключать руку собеседника в обе свои ладони, у нас такое рукопожатие означает уважение, а, к примеру, у соседей-россиян этот жест показывает, что человек сидел в тюрьме. Запомните, чем выше уровень политики — тем меньше жестов, эмоциональность создается только голосовыми модуляциями.

— Почему народные избранники не могут обойтись без дифирамбов и лести ни в одном своем выступлении и при этом им ни капельки не стыдно?

Через похвалы они реализуют свои личные цели, чтобы их заметили те, кто может продвинуть их дальше. Само собой, невозможно установить личные связи при жесткой позиции — для личных отношений нужно нравиться. Если выбирать между позицией и отношениями, наши депутаты и чиновники выбирают последнее.

— Недавно фокусник Игорь ОВСЕЙЧИК рассказал нашей газете, что самые непоседливые зрители — депутаты (см. “Депутаты на фокусы не ведутся”, “Время” от 4.8.2012 г.). Во время выступления они постоянно отвлекаются на то, чтобы подбежать и пожать руку своим коллегам. Значит ли это, что депутаты неусидчивы либо не умеют удивляться, или не могут просто расслабляться?

Ну что вы! Наши депутаты удивительно усидчивы. Просто фокусы и вообще культурное просвещение не входят в иерархию ценностей или находятся намного ниже в рейтинге, чем сохранение статус-кво, вежливости и личных связей. Тем более что все светские и культурные мероприятия воспринимаются ими как еще одно место заведения нужных связей. Наша система — это система связей.

— Давайте о наших женщинах-министрах. Сегодня в кабмине восседают две женщины, возглавляющие социальный блок, и они как будто стараются вести себя как можно незаметнее…

Есть такая шутка: “Мужчины-министры — не мужчины, а женщины-министры — не министры”. Несмотря на обилие программ, продвигающих женщин в разных социальных культурах, в массовом сознании женщины плохо ассоции­руются с основными качествами политиков — силой, жесткостью, способностью отстаивать чужие интересы. Женщинам-политикам в разы труднее убедить целевую аудиторию в том, что они вообще обладают компетенцией. А для нашей культуры сильный образ — унисекс, который на Западе считается естественным, — вообще нетипичен. В нашей культуре есть жесткое разделение на мужчин и женщин. И, по сути, роль серых мышек наших женщин-министров вполне закономерна, они просто соответствуют гендерной позиции. Если они станут вести себя как мужики, то добьются только всеобщего порицания. Ну кроме, может быть, сотрудников международных организаций… В этой части с нашими женщинами я отрабатываю приемы, благодаря которым можно незаметно демонстрировать мужские жесты: нарушение территории, подавляющие жесты, парафраз и другие. На определенное время это создает очень выигрышную позицию в переговорах.

— Смогут ли наши политики, как на Западе или в продвинутой Азии, ездить на велосипедах на работу и домой, надевать рюкзаки и кеды после окончания рабочего дня и вообще быть проще?

Власть для наших чиновников больше означает ее внешнее проявление и аксессуары, а не внутреннее осознание силы. И потому кеды на их психологическом уровне означают унижение! Кроме того, для них еще характерна неуверенность в завтрашнем дне — слишком шаткая позиция, на которой они находятся, слишком часто происходит смена положения, а игры с кедами и велосипедами возможны, только когда вы уверены, что будете долго на должности и сможете сделать карьеру.

— Какой тип поведения наиболее характерен для наших депутатов и министров?

Это психология ухода от ответственности, когда решения принимаются только согласованно и коллегиально. Поэтому, чтобы хотя бы создать видимость самостоятельного и внимательного политика, я постоянно рекомендую политикам не читать текстов по бумажке и не выбирать кого-то одного из аудитории и рассказывать только ему, а вступать в диалог со всей аудиторией. В противном случае это вызывает как минимум скуку, а максимум — агрессию.

— Про российских политиков говорят, что они позицио­нируют себя сильными и решительными. Сложился ли общий имидж для казахстанских политиков?

Да, я бы назвала его компромисс­ный.

Тогжан ГАНИ, Астана, e-mail: jigida@mail.ru, газета «Время»

Похожие записи
Оставить комментарий

Свежие комментарии