Обучающая программа по идеокинезису

Международная академия психологических наук представляет обучающую программу по идеокинезису.

Метод

Современный подход к выстраиванию тела Идеокинезис — от греческих ideo (мысль, образ) и kinesis (движение) — работает, полагаясь на мысленные образы, над изменением сигналов нервной системы, тем самым исправляя слабую мышечную организацию и улучшая скелетную стройность, уравновешенность и координацию. В сущности, образ — есть проводник движения.

Этот творческий подход к телесному выстраиванию может быть полезен любому, кто желает ощутить большую силу, живую свободу и чувство легкости в движении.

ПРОГРАММА

Метод идеокинезиса позволяет выявлять и преобразовывать постуральные и двигательные привычки в структурно и функционально более эффективные. Класс как правило сфокусирован на какой-либо отдельной телесной структуре, области или системе. Общая цель классов – интегрировать восприятие отдельных частей тела в как можно более полный образ тела движения. Основные инструменты работы – анатомические факты, внимание, наблюдение, направляющее прикосновение и образы.

Большинство из нас завершает сенсомоторное развитие раньше, чем может отследить преимущества или недостатки того или иного способа двигаться или отдыхать. А многие просто не догадываются, что существуют какие-либо другие способы восприятия или производства движения. Идеокинетические упражнения помогают пережить новый положительный кинестетический опыт, расширяют поле восприятия, и дают нервной системе доступ в более широкое поле выбора инструментов.

Через тонкую работу с вниманием практикующие развивают восприятие тела как чего-то внутренне просторного, живого и изменяющегося, отзывчивого, потенциально наполняемого событиями, потоками сил и развивающегося во времени.

Продолжительные семинары позволяют быстрее достичь результатов, и реальных изменений в теле, чем регулярные, но короткие занятия. Они позволяют глубже сосредоточиться на предмете. Достаточный объём времени позволяет посмотреть на тему с различных сторон и оставляет пространство для непосредственной практики в свободном движении.
Нужно время, чтобы усвоить телесно какую-либо новую информацию на уровне ощущений, нужно время, чтобы осознать свои привычные патерны, нужно время для практики новых структурно оправданных образов, нужно время, чтобы закрепить новые ощущения в нервной системе в процессе спокойного движения. На этих простых принципах строятся предлагаемые мной классы. Работу можно условно разделить на четыре простых шага:

понять
осознать
найти в ощущении
согласовать с образом тела в движении и пространстве

Это не про то, что можно увидеть, понять («а да, я это уже знаю») или запомнить. Это про тонкую работу с вниманием и воображением, с целью НАРАБОТАТЬ новые телесные образы на базовом уровне ощущений. Чтобы нервная система в дальнейшем через мышление и воображение могла ими оперировать.

То есть это – НЕ ЛЕКЦИИ, а во многом самостоятельное ПРАКТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. Невозможно прийти с записной книжкой или видеокамерой и зафиксировать материал. Единственный носитель, на котором вы можете зафиксировать подобный слой информации – это ваша нервная система, ваше тело-сознание.

Предполагается, что практикующий имеет навык сосредоточения и самостоятельной работы, то есть может двигаться в задаче или вопросе не менее получаса. Это даёт возможность наблюдать тело и поток сознания в новых качествах. Классы адресованы людям, дружащим со своим телом, то есть практикующим танец, йогу или движение в любой другой форме, как начинающим, так и продвинутым. Занятия проходят на базовом уровне, то есть вся необходимая для работы и исследования информация даётся из расчёта, что кто-то воспринимает её в первый раз. Это позволяет никогда не занимавшимся быстро вникнуть процесс, а продолжающим ещё раз переосмыслить основы своих знаний.

Формально (то что видно со стороны и можно описать словами) на классе происходит примерно следующее: мы смотрим анатомические картинки, ищем разные штуки в своем теле и в телах друг друга, лежим и воображаем, сидим и воображаем, ходим и воображаем, двигаемся и воображаем, воображаем, касаясь партнёра, делимся своими ощущениями и вопросами.

То же самое на более абстрактном уровне значит примерно следующее:

понять на уровне разума, локализовать на уровне ощущений, с помощью образов сообщить органу глубокие движения на тканевом уровне, воспринять новые ощущения, понять, что это новое ощущение органа может дать всему организму целиком, встроить этот новый живой орган в единую структуру тела, усвоить и закрепить новое знание в движении и восприятии.

Традиционный и не традиционный взгляды на атланто-затылочные и атланто-осевые суставы.

Куда голова идёт, туда и шею ведёт. РУССКАЯ ПОСЛОВИЦА

Хорошо бы…

Атланто-затылочные суставы – хорошая отправная точка для того, чтобы почувствовать, что значит уравновешенный осевой скелет. Говорить об атланто-затылочном суставе, значит говорить о координации движений и положений головы и шеи; говорить о координации головы и шеи – говорить о координационной картине всего тела.

В результате усердных попыток выпрямить спину, а также часов, проведенных перед компьютером или над книгами, у многих из нас плохая согласованность между шеей и головой. Голова – это базовая осевая нагрузка на вершине позвоночника. Если её воспринимать объектно, то есть как отдельный вес, то из-за высоко поднятого её центра тяжести относительно центра тела любое её отклонение от оптимального положения серьёзно влияет на всё остальное тело. Осознаваемая отдельно, да ещё и смещённая голова вызывает ряд адаптационных зажимов и напряжений не только по всей длине позвоночника, но и на периферии скелетной структуры. Всё это говорит о том, что голова должна быть на месте. Или всё-таки туловище?

Невозможно отделить голову от шеи – они единая структура. Нет ни единой мышцы на лице или голове, которая бы не крепилась к какому-либо шейному позвонку. Сложнейший рисунок мышц и связок связывает голову с шеей, плечами и туловищем, а различные позвонки друг с другом. И если голова находится вне осевого баланса, необходимо прилагать усилия внешней мускулатуры, что невероятно усложняет и запутывает механизм проприоцепции, уменьшает общую гибкость и уравновешенность тела, что, в свою очередь, вызывает утомление и дегенеративные изменения мягких тканей и суставов.

Бесполезно искать правильное положение головы – такого места просто не существует; вместо этого можно думать о принципах согласования головы и шеи, масс и объёмов головы и всего туловища в целом.

Анатомические подробности строения костей, суставов и окружающих мягких тканей помогут нам найти подходящие образы и упражнения для осознавания и развития непротиворечивой координации, уравновешивания головы, её согласованности со всем телом в целом, а также с процессами внимания и восприятия.

Не хочется скатываться в утилитарное описание, но не всем очевидно, что сбалансированные голова и шея – это решение проблем с мышечными и суставными болями в плечевом поясе или пояснице, а изменение тонуса и проводимости тканей особенно этой области означает отсутствие головных болей, усталости и сонливости.

Вместо этого хочется оперировать абстрактными категориями, например такими:

баланс основы – это основа баланса
открытость основы – основа открытости
ясность основы – основа ясности

Тело как море сбалансированных натяжений.

Мы можем меняться либо в направлении упорядоченности, либо от неё. ИДА РОЛЬФ

Несмотря на всё расширяющееся поле знаний об устройстве и функциях соединительной ткани, даже многие врачи всё ещё основывают свою деятельность на идее и понимании, что существуют изолированные индивидуальные мышцы, которые крепятся к костям и двигают нас в пространстве, используя костные рычаги.

А между тем…

Фасция, или соединительная ткань, в широком смысле включает в себя и кости, и клеточные мембраны, и даже цитоскелет.

Фасция связывает каждую клетку в теле со всеми соседними и, как мы увидим, даже внутреннюю структуру клетки с механическим состоянием всего тела.

Фасция – это структурная матрица для тела в целом и для локомоторной системы в особенности.

Фасция – это проводник простейших физических сил в нашем теле – давлений, натяжений, силы тяжести и всех других, которые мы даже не осознаём.

Фасция – это воплощённая тенсегрити структура.

Фасция – это умение принимать и соглашаться.

Фасция – это то, что в теле отделяет одно название от другого – то есть почти само пространство.

Сколько бы мы ни знали о мышцах и костях, ещё больше нужно бы знать о фасции, структурной матрице, располагающей их относительно друг друга и соединяющей их в единую согласованную трёхмерную сеть. Через этот естественный проводник движения, который передаёт и накапливает механическую информацию, всё тело знает о движении, а части тела знают друг о друге. Эта общая коммуникативная среда даёт нам форму и обеспечивает нам направленное движение. Наша восприимчивость, реакция и поведение зависят не от индивидуальных составляющих внутри нашей оболочки, а от их отношений.

Понимание устройства соединительной ткани и её качеств, позволяет смотреть на тело и его структуру не иерархически, а с точки зрения пространственных нужд и отношений объёмов, в том числе органов и индивидуальных клеток; не предметно, а систематически, пространственно; не статически, а динамически. Хорошая проводимость соединительной ткани вместе с умением доверять этой ткани высвобождает значительное количество энергии, затрачиваемой на совершение усилий и волевых действий. Наши тела – наши обычные тела из костей, мяса и крови – невероятно пластичные среды, которые могут быстро измениться в сторону более упорядоченной, а значит энергетически более эффективной структуры. Это незамедлительно проявляется в ощущениях тела и изменении качества движения.

Фасция — прекрасный интегрирующий и структурирующий инструмент; умение работать с ней не раз воздастся.

Работа с соединительной тканью научит нас осознавать и понимать:

объёмность
проводимость
инерцию
связность
согласованность

Кровеносная система как пространство коммуникации и трасформации.

Мы не живая материя, а самодлящаяся суть. НОРБЕРТ ВИНЕР

Наше тело – одновременно и результат, и процесс сложнейшего переплетения систем жидкостей. Ничто так, как жидкости, не отражает идею единства и целостности. Потоки жидкостей накапливают эмоции в тканях нашего тела, в органах и железах, они же выносят их вовне, в движение и коммуникацию. Каждая система имеет свою ярко выраженную химическую природу, качества, функции, траектории и ритм движения. Однако по сути все они вместе – это единая система, одна жидкость, способная к трансформации из одной в другую.

Эта трансформация происходит через мембраны, которые служат границами между системами. Ничто, как мембраны, не отражает идею и процесс выбора – выбора перейти из одной жидкости в другую, из одного состояния сознания в другое. Сложности в принятии решений изменяться могут говорить о том, что наше сознание застревает в мембране, и тогда она, вместо того, чтобы быть органом трансформации, становится слишком жесткой и не проницаемой преградой между состояниями сознания и способами их проявления. Однако нам, чтобы реагировать на запросы постоянно меняющейся среды и решать актуальные задачи, жизненно необходима текучесть и изменчивость сознания. Неумение или невозможность сделать выбор или измениться согласно ситуации подвергает нашу систему значительному стрессу. Общение и деятельность из системы и сознания, не отвечающих сознанию и энергии среды, могут вызвать утомление, расстройство и внутреннее напряжение.

Осознавая вышесказанное, мы сосредоточимся на кровеносной системе и зададимся вопросом, чему мы можем научиться у кровеносной системы; а прежде – как войти с нею в контакт и научиться её понимать.

Общение с кровеносной системой предполагает сложно переплетенную работу с вниманием, восприятием, ощущением и движением. Выявляя структурные и функциональные особенности кровеносной системы, этого живого активного, вечно текущего и чрезвычайно структурированного пространства и сознания, мы будем работать с образами, позволяющими нам входить в соприкосновение с сознанием кровеносной системы, качествами её присутствия, восприятия, движения и способом восприятия пространства и событий в нём. Это даст нам возможность по-новому воспринимать и переживать мир и себя в нём.

Поскольку сосуды – это своего рода нейро-мышечные трубки, образующие глобальную замкнутую структуру, со своим ритмом, качествами и проводимостью движения, мы попробуем инициировать движение сосудами и понаблюдаем, насколько наша скелетная и нейро-мышечная структура отзывается и согласуется с подобным движением.

Какие ощущения возникают, если действовать в согласии с кровеносной системой, какие напряжения в теле и противоречия нашего основного постурального патерна это поможет нам выявить, а может быть даже и уладить.

Понимание и сосуществование нашего сознания с сознанием кровеносной системы по-новому нам раскроет такие аспекты действительности как:

  • целостность
  • самоопределение
  • коммуникация
  • выбор
  • трансформация

И даст нам возможность в реальном времени наблюдать и осознавать непростой баланс между:

  • целостностью и проницаемостью
  • новым и старым
  • формой и потоком
  • проявленным и не проявленным
  • подсознанием и сознанием

Шестидневная соматическая лаборатория на тему исследования внутренних органов и их взаимосвязи с движением и восприятием

Человек — это нечто, выстроенное вокруг кишков. КЛОД БЕРНАР

Три бесконечно разнообразных пространства, их взаимопроникновение и взаимодействие будут основными объектами исследования лаборатории: пространство органов, скелетно-мышечное пространство и внешнее пространство коммуникации.

Наши органы обладают объёмом и весом, они дают ощущение наполненности телу и движению, вызывают ощущение жизни и формируют основу для самовыражения и связывают нас с нашими глубинными чувствами и реакциями. Умение доверять органам освобождает от необходимости принятия постоянных рациональных или волевых решений. Когда органы сильны и спокойны, их поддержка и энергия свободно выходят в пространство и наполняют все наши движения и действия. Однако бывает так, что органы становятся тяжёлой ношей вместо источника движения и жизненных сил.

Мы ясно ощутим на своем теле, что кроме исполнения своих физиологических функций органы дают важную и ощутимую опору движениям нашего тела. Если орган живой, занимает положенное ему пространство и обладает должным качеством движения, то он поддерживает не только окружающее его пространство и соседние органы, но и участвует в опоре для всей скелетно-мышечной структуры изнутри. Тело не имеющее этой поддержки, стремится съёжиться вокруг своего центра. Отстранившиеся от скелетно-мышечной структуры органы станут мёртвым весом, который нужно таскать за собой. Это отразится на суставах и мышцах, а движение станет ограниченным и тяжёлым.

Понимать это мало. Важно понять, как находить инструменты, дающие доступ к этой внутренней поддержке.

Большая часть времени лаборатории будет посвящена соматическому освоению живых пространств и объёмов нашего тела, нахождению структурно-функциональных особенностей их артикуляции и взаимодействия. Много времени будет уделено наблюдению механизмов восприятия и поиску действия на разных слоях телесного внимания.

Через восприятие потоков ощущений и движений, мы будем развивать нашу способность уравновешивать наше внутреннее пространство и умение ясно действовать в пространстве внешних событий.

Три основных фокуса лаборатории:

  • что есть движение пространства органов
  • как оно обуславливает скелетно-мышечную структуру
  • как оно влияет на наше восприятие и совершаемые действия

Основные понятия:

  • объёмы, окрестности, потоки
  • проводимость, проницаемость, пустота
  • отношения, коммуникация, события
  • содержание, ясность, красота

В контексте миофасциальных меридианов глубинная передняя линия составляет миофасциальный стержень тела, его динамическую ось. В прямом смысле практически нет движений, которые не задействовали бы эту линию. Без преувеличения можно сказать, что она влияет на все стороны жизни, от состояния физического самочувствия до того, как мы воспринимаем мир, и кем мы себя ощущаем по отношению к миру.

осанка
ходьба
дыхание
пищеварение
кровоснабжение
речь

Непосредственно обеспечивая все эти функции, глубинная линия к тому же способна согласовывать между собой эти на первый взгляд не связанные процессы. Самые глубокие мышцы и фасциальные единства, составляющие эту линию стабилизируют все ключевые структуры в теле и обеспечивает функциональные связи между ними. Находясь между двумя нервными системами, эта линия к тому же участвует одновременно и в древней, и в относительно молодой координации тела в пространстве и поле силы тяжести.

Она состоит сплошь из важных структур, так или иначе переходящих одна в другую:

основание черепа
глубокие мышцы шеи
лестничные мышцы
легочная плевра и перикард
диафрагма
аорта и полая вена
пупок и окружающие его фасции и связки
поясничные мышцы
мышцы тазового дна

Каждая из этих структур предполагает значительное время, внимательность и усердие для осознавания и координации ее деятельности с остальным телом. В то же время каждая из них может стать своего рода ключом ко всей линии. Тем интересней и разнообразней проявляется работа и исследование глубинной линии у разных людей.

Миофасция глубинной линии обладает медленно сокращающимися обладающими высокой выносливостью мышечными волокнами, что важно для поддержания стабильности мельчайших изменений несущей структуры, и что позволяет поверхностным единствам и линиям работать со скелетом легко и эффективно. Недостаток согласованности и тонуса глубинной линии приводит к общему укорачиванию всего тела и может стать основой для развития компенсаторных изменений во всем скелете.

Перенесение работы, предназначенной для глубинной линии, на другие поверхностные слои будет выглядеть неестественно и создаст повышенную нагрузку на суставы и околосуставные ткани.

И хотя глубокую переднюю линию почувствовать и проработать не так легко как бицепс или икроножные мышцы, развитие осознанности и понимания этой важнейшей линии может значительно повлиять на физическое и эмоциональное здоровье. Хорошо настроенная глубокая линия является своего рода камертоном общего состояния тела, безошибочно проявляя недостаточный или излишний тонус других слоев тела и согласованность их друг с другом.

Через понимание, идеокинетические образы и направляющие прикосновения нашей задачей будет впустить внимание в глубокие фасциальные слои глубинной передней линии, а вместе с ним открыть дорогу естественным силам, несущим движение и жизнь в наше тело.

Пока тело не почувствует что-то иначе, оно не сможет действовать иначе. ДИН ЮХАН

Нервная ткань, как и любая другая ткань в теле, может испытывать чрезмерное напряжение или вялость. Качество и тонус этой ткани можно улучшить лишь обращая внимание на то, как она участвует в движении, как движение начинается в ней, как оно развивается в ней. Осознаваемые нами нервные клетки могут предоставлять физическую опору и поддержку другим системам тела. Высвобождение напряжения в нервах часто приводит к освобождению мышечных блоков; бывает что напряжение, которое нами воспринимается как мышечное, исходит из самих нервных клетках.

С нервными клетками, нервной тканью и органами нервной системы можно работать идеокинетически, как и с любыми другими клетками, тканями или органами. Представляя из себя довольно значительную массу и занимая выгодное центральное положение, органы нервной системы как структурные элементы могут значительно улучшать или ухудшать состояние всего тела целиком.

Искусственное разделение нервной системы на различные подразделы может создать такую приятную и опасную иллюзию, что одна часть нас чувствует, другая действует, а какая-то самая глубокая внутренняя часть думает. Именно такое разделение приводит к дихотомии тело-сознание, к наивной вере, что материя — это одно, а мысль совсем другое. Однако не стоит забывать, что в нас нет такой ткани, которая не была бы телом, и нет такой реакции которая не была бы сознанием.

Мы постараемся, как сможем, оставить за рамками нашего внимания традиционные функциональные особенности нервной системы и её частей; вместо этого займемся её пространственными и структурными свойствами и связями.

Важно понимать, что от нейрона к нейрону перескакивает не искра, а жидкость, химическое вещество, какой-либо белок или гормон. А преодоление промежутка между нейронами осуществляет не поток электронов, слетающих с клеточной мембраны, а жидкий раствор, содержащий ионы натрия. Эта важная деталь не позволяет нам сравнивать нервную деятельность с электропроводкой; она скорее напоминает нам о секреции, циркуляции и диффузии всех других жидкостей нашего тела.

Поскольку нерв — это не электропровод, а потенциал действия — это движение жидкостей, то более точным будет думать о нейроне как о крошечной железе, о его аксоне как о её протоке. С этой точки зрения хрупкие клеточные тела, дендриты и аксоны похожи на многие другие заполненные жидкостью трубки в теле. Подобно же и качество их восприятия и действия значительно зависит от изменений давления, деформации и вязкости, которые в свою очередь легко поддаются воздействию нашего воображения.

Как вы наверное уже поняли, мы не будем говорить о нервной системе в терминах иннервации, возбуждения, передачи сигнала, кодирования и декодирования, зато будем говорить о ней в терминах шевеления и перемещения, обнимания и подвешивания, пропитывания и испарения, слушания, согласия и успокаивания, приглашения и следования.

Таким образом, работая с нервной тканью соматически и идеокинетически, а также обращая внимание на разные аспекты нашего восприятия и действия, мы постараемся дать шанс нервной системе найти свой нормальный тонус. Это безусловно отразится на общем постуральном паттерне нашего тела, и обязательно на состоянии нашего сознания.

Бесполезно взаимодействовать с гравитацией — всё начинается, когда я ей становлюсь

довольно абстрактная тема, поэтому тезисно //
гравитация как новое
гравитация как изменение тела в пространстве-времени
гравитация как источник всех форм и структур
гравитация как бессознательная ось
гравитация как ощущение обёма, подъёма и движения, не привязанное ни к какой определённой структуре в теле
для гравитационных волн нет препятствий, они без проблем проходят сквозь всё во вселенной. осознать это и впустить гравитацию в ткани, клетки, органы и системы тела.
тело как воплощенная гравитация
тело как воплощеные отношения с землёй
попадание в центр предлагает больше вариантов действия. в центр центра — бесконечное количество вариантов.
органы и системы в фасциальной и жидкостной матрицах
впустить длину, объём и направление в тело
вертикаль как объём. объём как время
глубокий покой, принятие и готовность к изменению
важные для меня мысли о силе тяжести //

мы обращаем мало внимания на своё дыхание, пока оно не нарушено или не стало не столь свободно, как нам этого бы хотелось. между тем каждый из нас обладает уникальной картиной дыхательных движений, которые кроме того не похожи одно на другое. уже в этом смысле, дыхание – это мост между индивидуальностью и бесконечностью. наш способ дышать отображает наше восприятие жизни.

мы не будем исследовать какую-то конкретную дыхательную технику, вроде задержек дыхания, дыхания под счёт или «направления дыхания в какой-либо орган». кстати при всем богатстве образного мышления, я не очень представляю, что в таких случаях имеется ввиду. вместо этого мы сосредоточим наше внимание и воображение на форме, диапазоне положений, структурных и координационных связях диафрагмы с другими частями скелетно-миофасциальной системы тела и близлежащими органами.

позволить диафрагме двигаться естественно и здорово, то есть без препятствий, равносильно деликатному массажу всех органов брюшной полости, таких как печень, желудок, почки, поджелудочная железа и кишечник. движения диафрагмы также способствуют току физиологических жидкостей – желчи, сока поджелудочной железы, лимфы, и особенно кровообращению. поскольку центральная часть диафрагмы соприкасается с оболочкой сердца, его деятельность также стимулируется дыхательными движениями.

диафрагма – самая важная из всех мышц. свобода её движений безусловно зависит от положения тела, с другой стороны колебательные движения диафрагмы могут непрерывно разливаться по телу, меняя тонус всех тканей, прежде всего соединительной, и изменять расположение частей тела относительно друг друга. если мышечно фасциальная система имеет достаточный тонус и необходимым образом скоординирована на нейромышечном, тканевом и жидкостном уровнях, то дыхательные движения распространяются в ноги до самых стоп; также они проходят через плечи и руки до самых кончиков пальцев, и достигают головы, проходя через шейные позвонки. чем дальше эти движения от диафрагмы, тем больше вероятность сдерживания этих колебаний. будем учиться это видеть и позволять движению наполнять все ткани, не зависимо от того, насколько они удалены от центра.

поскольку в диафрагме отсутствуют рецепторы доступные восприятию нашего обычного сознания, работать с ней, как с обычной мышцей затруднительно. мало кто может с уверенностью сказать, какое положение в этот конкретный момент занимает его диафрагма. это нормально. всё устроено так, чтобы не мешать мудрому естественному процессу дыхания. но эта же закрытость от сознания создает трудности в случае необходимости самостоятельной работы с этой зоной. метод идеокинезиса позволяет через анатомические факты, прикосновение и работу с образами запустить глубокие изменения на тканевом, нейромышечном и даже клеточном уровнях даже в тех зонах и органах нашего тела, в которых нет проприоцепторов или каким-то образом нарушена сенсорная обратная связь; а также на тех уровнях телесной структуры, от которых в привычном понимании сенсорных сигналов в нервную систему поступать не может.

не так дыши чтоб песнь была чиста
а в пустоту как ветер в божье дно // Рильке

Земля при всём своём желании не может поддерживать меня сильнее, чем я позволяю себе отдавать ей мой вес. ЭММЕТ ХАТЧИНЗ

Тело — это уникальный путь избегания боли. ДОН ДЖОНСОН

Если бежать по земле и бежать вместе с землей, можно бежать вечно. ПОГОВОРКА ИНДЕЙЦЕВ ТАРАУМАРА

Невозможно пережить настоящее движение в костях и суставах, пока оно не зарождается внутри. любое движение, начинающееся на поверхности — это только аппроксимация настоящего движения. ИДА РОЛЬФ

Человек — это событие на линии гравитации. ИДА РОЛЬФ

Методология обучения. Программа оптимально сбалансирована по теории и практике. В каждом тренинге участники проходят техники на себе, после чего рассматривается механизм работы. Также, в ходе обучения участники под наблюдением тренера выступают в роли терапевтов в групповых и парных техниках. В завершении всей программы участники сдают экзамен по изученному материалу.

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ К ПРОГРАММЕ МОЖНО НА ЛЮБОМ ТРЕНИНГЕ!

Похожие записи
Оставить комментарий